09.10.2015

Отечественная система ГЛОНАСС работает в полном объёме и гарантированно выполняет поставленные перед ней задачи, рассказал начальник штаба 15-й армии Воздушно-космических сил особого назначения

Русская служба новостей. Интервью с генерал-майор Анатолием Николаевичем Нестечуком

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте, это программа «Генштаб», в студии Игорь Коротченко. Представляю нашего гостя – генерал-майор Анатолий Николаевич Нестечук, начальник штаба 15-й армии Воздушно-космических сил особого назначения. Анатолий Николаевич, добрый день.

А. НЕСТЕЧУК: Добрый день, Игорь Юрьевич.

И. КОРОТЧЕНКО: Тема нашей беседы – обеспечение безопасности России в космическом пространстве, главная задача космических войск Воздушно-космических сил России.

Как известно, 1 августа 2015 года создан новый вид Вооружённых сил – Воздушно-космические силы. В их состав вошли соединения и части космических войск. Какие задачи выполняют сегодня космические войска уже в новом виде? И какими силами и средствами они располагают для решения поставленных задач?

А. НЕСТЕЧУК: 1 августа этого года в соответствии с указом Верховного главнокомандующего в составе Воздушно-космических сил приступили к выполнению боевых задач космические войска. Космические войска сегодня – это род Вооружённых сил, который решает целый ряд очень важных для обеспечения военной безопасности нашего государства стратегических задач.

Одна из важнейших задач – обеспечение выдачи информации предупреждения о ракетном нападении на Российскую Федерацию органам государственной власти, военного управления, обнаружения стартов всех типов баллистических ракет противника со всех стратегических воздушно-космических направлений.

Вторая, не менее важная задача — управление орбитальной группировкой космических аппаратов отечественной орбитальной группировки, осуществление подготовки к запуску космических аппаратов, проведение запусков ракет-носителей с космическими аппаратами на борту.

Следующая задача – вскрытие угрозы ведения противником военных действий в космосе, подготовки к ведению таких действий с помощью непрерывной разведки космического пространства, выдача информации предупреждения о пролётах иностранных космических аппаратов и много других задач.

Сегодня в боевом составе, в арсенале космических войск целый ряд средств для выполнения поставленных перед ними задач. Это стартовые, технические комплексы, космические аппараты, ракеты-носители, командно-измерительные системы, радиолокационные, радиотехнические, оптико-электронные средства.

При этом доля современных образцов вооружения в боевом составе войск сегодня составляет 60%. Средства космических войск активно строятся, модернизируются, при этом за 10 месяцев этого года в войска поставлено более 10 новых образцов вооружения. Завершается проведением государственных испытаний модернизация целого ряда новых образцов, таких как радиолокационные станции высокой заводской готовности в Барнауле, в Енисейске, идёт подготовка к предварительным испытаниям радиолокационной станции в Орске и целого ряда других новых образцов вооружения.

В соответствии с планом деятельности космических войск, которые утверждены министром обороны, все задачи, поставленные перед ними, выполняются в установленные сроки.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы возглавляете штаб 15-й армии Воздушно-космических сил особого назначения – нельзя ли поподробнее рассказать, что это за армия, когда она создана, что конкретно делает?

А. НЕСТЕЧУК: 15-я армия Воздушно-космических сил особого назначения — оперативное объединение Воздушно-космических сил. Она создана 1 декабря 2011 года в составе ещё войск Воздушно-космической обороны. Основные задачи решались армией в составе космического командования. С 1 августа 2015 года космическое командование переформировано в 15-ю армию Воздушно-космических сил особого назначения и приступило к выполнению задач.

В составе армии три соединения: предупреждения о ракетном нападении, управления орбитальной группировкой космического аппарата и соединение контроля космического пространства.

И. КОРОТЧЕНКО: Не могли бы Вы рассказать об основных итогах деятельности соединений и воинских частей 15-й армии в 2015 году, и какие из них Вы считаете наиболее значимыми?

А. НЕСТЕЧУК: За плечами боевой работы армии 10 месяцев прошедшего 2015 года, и нам есть, о чём рассказать с точки зрения выполнения поставленных перед армией боевых задач. Что касается задач управления орбитальной группировкой космических аппаратов – её решает Главный центр испытания и применения космических средств, путём ежедневного проведения сеансов управления с орбитальной группировкой наших космических аппаратов.

Всего за 10 месяцев проведено более 370 тысяч сеансов управления и обеспечения по различным типам космических аппаратов. Обеспечено 15 запусков космических аппаратов. В рамках Федеральной космической программы России, Федеральной целевой программы «Глобальной навигационной системы», программ международного сотрудничества и коммерческих проектов обеспечено проведение 11 запусков, в интересах министерства обороны – четыре запуска космических аппаратов военного назначения с выводом на орбиту шести космических аппаратов.

Все работы выполнены без нарушений технологической дисциплины с тем качеством, которое позволяет говорить о гарантированности выполнения этой задачи.

Средствами системы предупреждения о ракетном нападении в 2015 году обнаружено 14 стартов различного типа ракет-носителей, баллистических ракет отечественных, иностранных. Все задачи выполнены в полном объёме.

В главном каталоге соединения контроля космического пространства на сегодняшний день контролируется около 6390 космических объектов, при этом в общем учёте главного каталога более 15 тысяч космических объектов.

Хотелось бы доложить, что в этом году за счёт введения новых вычислительных средств в систему контроля космического пространства, нового вычислительного комплекса, ёмкость главного каталога увеличена практически на 5 тысяч космических объектов. Это очень хороший показатель.

Средствами системы контроля космических пространств выполнено более 650 работ по обнаружению и взятию на сопровождение различного типа отечественных и иностранных космических аппаратов. Выполнено 138 работ по контролю 30 орбитальных манёвров различного типа космических аппаратов иностранных и отечественных, более 250 работ по контролю прекращения баллистического существования космических аппаратов, а также вскрыто более 10 манёвров иностранных космических аппаратов.

И. КОРОТЧЕНКО: В целом как Вы могли бы охарактеризовать с количественного и качественного аспекта состояние российской орбитальной группировки? Сколько мы имеем спутников космических аппаратов военного, двойного назначения? Вы осуществляете управление только космическими аппаратами военного назначения или всей группировкой спутников Российской Федерации, в том числе гражданского назначения, принимаете ли участие в работе Международной космической станции?

А. НЕСТЕЧУК: Сегодня важно не количество космических аппаратов на орбите, которые выполняют те или иные задачи, а качество выполнения ими целевых задач. За счёт этого количество аппаратов на орбите может быть меньше, чем 20-30 лет назад. Также увеличен срок их существования: если раньше космический аппарат на орбите существовал от одного месяца до одного года, то сегодня мы говорим об орбитальной группировке, космические аппараты которой могут существовать от 7 до 15 лет.

Поэтому количество космических аппаратов на орбите несколько меньше. Сегодня в составе отечественной орбитальной группировки Российской Федерации 140 космических аппаратов, при этом военного назначения – более 90. Космические аппараты, которые выполняют задачи в интересах федеральных ведомств России – более 50 типов. При этом космические войска выполняют задачи по управлению как военными, так и космическими аппаратами двойного назначения.

И. КОРОТЧЕНКО: Анатолий Николаевич, в каком виде сейчас существует система ГЛОНАСС, сколько в составе российской орбитальной группировки космических аппаратов ГЛОНАСС. Были сообщения о том, что уже идут активно испытания нового космического аппарата нового поколения ГЛОНАСС-К – в чём его преимущество? В целом, по системе ГЛОНАСС, поскольку о ней много говорится, какова её роль в решении как военных, так и гражданских задач?

А. НЕСТЕЧУК: В последнее время много критики звучало по состоянию отечественной группировки космических аппаратов ГЛОНАСС. Я бы хотел сразу сказать, что критика не до конца справедлива. Отечественная система ГЛОНАСС работает в полном объёме и гарантированно выполняет поставленные перед ней задачи.

И. КОРОТЧЕНКО: Идёт покрытие всего земного шара?

А. НЕСТЕЧУК: Полное покрытие всего земного шара. Мы в этом направлении очень активно развиваемся. Сама система ГЛОНАСС предназначена для оперативного навигационно-временного обеспечения не ограниченного количества пользователей наземного, морского, воздушного и космического базирования.

При этом на сегодняшний день орбитальная группировка космических аппаратов системы ГЛОНАСС развёрнута в полном составе. Даже те космические аппараты, которые сегодня есть на орбите и используются, как резервные, позволяют оперативно влиять на саму орбитальную группировку в случае возникновения каких-то нештатных ситуаций на борту штатных космических аппаратов системы ГЛОНАСС. В штатном варианте баллистическое построение нашего ГЛОНАСС предусматривает использование по целевому назначению 24 космических аппаратов.

И. КОРОТЧЕНКО: Которые активны?

А. НЕСТЕЧУК: Которые активны, реально работают, находятся в системе и выполняют свои задачи. Эти 24 космических аппарата равномерно распределены по трём космическим плоскостям по восемь космических аппаратов в каждой. С гордостью хотел бы также доложить, что сегодня точность покрытия, навигационного определения составляет порядка 3-5 метров. Это сравнимо с теми показателями, которые сегодня демонстрирует система GPS, которые в перспективе будет показывать система «Галилео».

Вы правильно сказали, что мы совершенствуем эту систему путём замены действующих космических аппаратов типа ГЛОНАСС-М на космические аппараты ГЛОНАСС-К. Преимущество ГЛОНАСС с литерой К, прежде всего, по сроку активного существования. Срок существования ГЛОНАСС-К увеличен сегодня до 10 лет, ГЛОНАСС-М – от 5 до 7 лет.

Второе: использование негерметичной платформы на борту ГЛОНАСС-К приводит к уменьшению массы этого космического аппарата: масса ГЛОНАСС-М практически 1,5 тонны, ГЛОНАСС-К – это 900 килограмм вес полезной нагрузки. Третье: использование на борту космического аппарата ГЛОНАСС-К отечественной элементной базы. При создании этой бортовой аппаратуры используются только отечественные комплектующие, что нас очень устраивает, и мы гарантированно работаем на этих космических аппаратах.

Сегодня в составе два космических аппарата ГЛОНАСС-К. Постепенно, в соответствии с планами запусков, будет происходить вывод устаревших космических аппаратов, ввод в орбитальные позиции новых. Я думаю, с перспективой до 2020 года мы значительно продвинемся в этом направлении вперёд с точки зрения замены ГЛОНАСС-М на ГЛОНАСС-К.

Основное отличие системы ГЛОНАСС от GPS в орбитальном построении. Я рассказал, что мы строим нашу систему в трёх орбитальных плоскостях по восемь космических аппаратов. Высота орбиты круговая что у одной, что у другой системы у наших космических аппаратов – 19100 километров с наклонением 60,64 градуса, что обеспечивает, в отличие от GPS, которая построена в шести орбитальных плоскостях по пять космических аппаратов каждая, высота орбиты которой – 20200 километров и наклонение 55 градусов.

Отличие от GPS в том, что мы можем оптимально использовать наши группировки в средних и средне-широтных регионах. В отличие от GPS, космические аппараты ГЛОНАСС в своём орбитальном движении не имеют резонанса, синхронности с вращением Земли, что в свою очередь обеспечивает им большую стабильность. ГЛОНАСС более устойчив к различным гравитационным резонансным явлениям.

И. КОРОТЧЕНКО: Я слышал такие оценки экспертов, которые говорили о том, что точностные характеристики системы ГЛОНАСС особенно хороши в Арктике, в высоких широтах, где мы превосходим американскую GPS. Это, действительно, так?

А. НЕСТЕЧУК: Да, это действительно так. Как раз схема орбитально-баллистического построения нашей группировки космических аппаратов ГЛОНАСС позволяет решать эту задачу.

Много вопросов возникает в том, что многие участники космической деятельности хотят иметь свою независимую навигационную систему.

И. КОРОТЧЕНКО: Национальную.

А. НЕСТЕЧУК: Да, и мы видим, как активно в этом направлении работает Китайская народная республика, Европейское космическое агентство. Зачем создавать свою навигационную систему, если у нас есть хорошо выполняющая задачи, используемая на значительном количестве потребителей, система GPS? Необходимость иметь собственную национальную навигационную систему любому государству, которое хочет иметь свои показатели и вес на международной арене, обеспечивать безопасность своего государства – уже неоспоримый и неоднократно доказанный факт. Не случайно и наши партнёры развивают это направление.

Как показал анализ последних вооружённых конфликтов, противник активно использует возможность введения преднамеренных поправок в навигационные характеристики своих систем для дезинформации. И мы не можем считаться с той информацией, которую получаем от приёмников GPS.

И. КОРОТЧЕНКО: Правильно ли я Вас понял, что в американской системе GPS есть военные закрытые режимы, чисто для использования Пентагоном и союзниками по НАТО, а есть открытые, и в эти открытые режимы они могут вводить специальные поправки, которые фактически делают невозможным решение военных задач другими государствами, которые пользовались бы системой GPS?

А. НЕСТЕЧУК: И нам бы очень не хотелось, чтобы наши потребители были подвержены воздействию таких поправок, о которых Вы сказали. Да, действительно, они это используют.

И. КОРОТЧЕНКО: Очень интересно. Честно говоря, впервые об этом услышал. Я знал о том, что супостат может вообще закрыть доступ пользователям, но не то, что в открытом режиме возможны корректировки, влияющие на точное местоопределение. Хочу уточнить: Вы сказали, что спутники ГЛОНАСС-К – это российская радиационно-стойкая в условиях открытого Космоса электронно-компонентная база?

А. НЕСТЕЧУК: При том проверенная в условиях Земли, с неоднократными испытаниями. Сегодня я скажу откровенно: те ГЛОНАСС, которые сегодня работают у нас в Космосе, работают намного надёжнее, чем ГЛОНАСС системы ГЛОНАСС-М.

И. КОРОТЧЕНКО: Многие образцы командно-измерительных систем, антенных комплексов, которые находятся в эксплуатации Главного испытательного космического центра, создавались ещё в советский период. Насколько они соответствуют современным требованиям, как идёт процесс разработки новых систем и комплексов управления космическими аппаратами, и, разумеется, переоснащение ими войсковых частей?

И какие новые образцы вооружения и военной техники в области командно-измерительных систем и антенных комплексов предусмотрены государственной программой вооружения к разработке и поставке в войска до 2020 года?

А. НЕСТЕЧУК: Активно развивается орбитальная группировка, ведутся разработки новых космических аппаратов, и это требует изменение подходов к состоянию вооружения военной и специальной техники, которая на Земле управляет этими космическими аппаратами. Сегодня наземный автоматизированный комплекс управления достаточно надёжен, те командно-измерительные системы, которые стоят на вооружении Главного испытательного космического центра, гарантированно выполняют поставленные задачи, ведутся активные разработки новых образцов вооружения.

Командно-измерительных систем, антенных комплексов, которые были созданы ещё в советский период, в войсках осталось не так много. Задел стойкости и надёжности этих станций реализованы в технических решениях по созданию системы автоматизированного управления, который позволяет эффективно применять их и сегодня. Конечно, процесс модернизации средств управления и связи идёт непрерывно.

Одно из основных направлений модернизации наземного автоматизированного комплекса управления – это унификация, то есть создание такого унифицированного средства взамен разнообразного парка устаревших, которое позволило бы эффективно применять его в интересах управления орбитальной группировкой.

Создаваемые сегодня унифицированные командно-измерительные системы и новые интегрированные телеметрические комплексы, новая квантово-оптическая система, система единого времени, средства анализа обработки данных, получаемых от космических аппаратов позволяют с уверенностью и перспективой смотреть в будущее.

Сегодня уже на базе соединения созданы новые центры управления полётами различного типа космических аппаратов, созданы и успешно функционируют перспективные наземные командно-измерительные системы, которые мы развиваем в соответствии с планом.

В боевой состав космических войск вошёл отдельный командно-измерительный комплекс с расположением в городе Евпатория, в республике Крым и по состоянию на сегодняшний день уже поставлено 5 новых образцов вооружения в эту воинскую часть. Работы лично контролирует наш командующий, и я думаю, что со следующего года мы начнём с Евпатории проводить сеансы управления различного типа космическими аппаратами.

Все новые системы, которые создаются с точки зрения наземного автоматизированного комплекса, реализуются в соответствии с планом деятельности войск, и срывов в невыполнении эти планов у нас нет. Мы можем говорить о том, что гарантированно будет заменена практически вся система наземного автоматизированного комплекса управления к 2020 году новыми, современными, унифицированными командно-измерительными системами.

И. КОРОТЧЕНКО: Процесс управления космическим аппаратом – это передача на его борт определённых команд, которые активируют те или иные режимы, условно говоря, смену функционала, если там спутник двойного назначения, смена орбиты либо включение какого-то режима?

А. НЕСТЕЧУК: Процесс разговора: Земля постоянно должна разговаривать с Космосом. Мы закладываем на борт космического аппарата команды на коррекцию полёта, на получение информации о состоянии бортовой аппаратуры этого космического аппарата. Мы можем оперативно реагировать на те или иные ситуации, которые этим космическим аппаратом решаются в тот или иной промежуток времени. Этот разговор требует того, чтобы на Земле был нормально говорящий человек, и в Космосе тоже.

И. КОРОТЧЕНКО: Аппарат.

А. НЕСТЕЧУК: Да. Чтобы информация между ними функционировала постоянно.

И. КОРОТЧЕНКО: Это радиоканал. Противник имеет возможность теоретически перехватить управление нашими космическими аппаратами путём подбора неких команд, их активации и взять на себя управление спутником?

А. НЕСТЕЧУК: Очень стараются наши партнёры эту задачу решить, но я думаю, те мозги, которые наши инженеры, наша промышленность вкладывает в космические аппараты, особенно военного назначения, не позволят никому эту задачу решить. Система получения информации с наших космических аппаратов очень надёжная. Я думаю, что в ближайшее время не удастся подслушивать нас в космосе, вступать в наш разговор.

И. КОРОТЧЕНКО: Ещё один важный вопрос: система предупреждения о ракетном нападении. Здесь мне хотелось бы спросить, как у нас идёт освоение РЛС высокой заводской готовности класса «Воронеж»? Обеспечен ли этот процесс ресурсно и финансово?

А. НЕСТЕЧУК: Отечественная система предупреждения о ракетном нападении Российской Федерации — национальная гордость нашей страны. Если я говорил сегодня о том, что общий процент новых образцов вооружения военной техники космических войск более 60, то в системе предупреждения о ракетном нападении мы можем уже сегодня говорить, что практически 80% средств отечественной системы предупреждения о ракетном нападении – это совершенно новые средства, как наземного, так и, в перспективе, космического сегмента.

Система предупреждения состоит из двух основных систем. Космический сегмент, то есть в космическом пространстве развёрнута орбитальная группировка космических аппаратов, которая позволяет обнаружить с территории акватории Мирового океана запуски любых типов баллистических ракет.

И. КОРОТЧЕНКО: Это если стреляет подводная лодка с баллистическими ракетами на борту.

А. НЕСТЕЧУК: Не только, но и баллистическая ракета, которая запускается с территории. Основная наша задача – обеспечить глобальное покрытие, знать места размещения как наземных средств баллистических ракет, так и морских, воздушных средств, и своевременно обнаружить факт старта этих баллистических ракет.

И. КОРОТЧЕНКО: Фиксируется факел стартующей ракеты?

А. НЕСТЕЧУК: Я не буду рассказывать все подробности, как проводится эта работа, но один из факторов фиксации факта старта баллистической ракеты — в том числе и факел. Сегодня мы говорим о том, что в конце этого года войска занимаются активно подготовкой к запуску новейшего космического аппарата этой системы, работы ведутся в соответствии с графиком.

Сегодня на космодроме идёт процесс подготовки этого космического аппарата. Я думаю, в ноябре-декабре, в конце этого года мы проведём запуск космического аппарата системы предупреждения о ракетном нападении.

И. КОРОТЧЕНКО: Это будет аппарат нового поколения?

А. НЕСТЕЧУК: Игорь Юрьевич, я даже скажу не нового, а новейшего поколения, но не раскрываю всех задач, которые может решать этот космический аппарат. Задача, поставленная Верховным главнокомандующим, к 2020 году развернуть полную орбитальную группировку, полный космический сегмент системы предупреждения о ракетном нападении.

Наземный сегмент – это наша гордость. Сегодня практически по всей территории России развёрнуты наземные станции радиолокационной системы предупреждения о ракетном нападении, которая позволяет гарантированно выполнять задачу предупреждения со всех стратегических воздушно-космических направлений. Задачу, которую нам поставили по созданию сплошного радиолокационного поля территории Российской Федерации, мы решили в полном объёме, а на некоторых стратегических воздушно-космических направлениях путём использования радиолокационных станций старого и нового образцов, есть даже двойное перекрытие.

Что касается достаточности денежных средств на проведение этих работ, строительство этих станций не по одному стволу не было сорвано. Мы не только вовремя строим эти станции совместно с представителями промышленности, «Спецстроем» России, но и значительно опережаем график этих работ.

И. КОРОТЧЕНКО: Модернизационный потенциал системы СПРН «Воронеж» в отличие от старых, советских РЛС, загоризонтных, позволяет путём модернизации алгоритмов аппаратуры добиваться всё более лучших показателей, точностных и других.

А. НЕСТЕЧУК: В том числе и это. Для сравнения: если на строительство радиолокационной станции типа «Днепр» уходило до 10 лет с последующим неоднократным проведением различных испытаний, то сегодня радиолокационную станцию типа «Воронеж» мы строим, ставим на дежурство за два-два с половиной года. При этом стоимость работы в разы ниже тех средств, которые выделялись на строительство старых радиолокационных станций.

И. КОРОТЧЕНКО: Надо пояснить радиослушателям, что система предупреждения о ракетном нападении – это фактически та система, которая позволяет в случае обнаружения факта ракетной атаки санкционировать и ответное применении стратегических ядерных сил России. Роль этих глаз и ушей в Космосе и на Земле имеет стратегическое значение.

А. НЕСТЕЧУК: Несомненно! Все должны быть уверены в том, что в любое время дня и ночи наш президент получит ту информацию и в те сроки, которая позволит ему принять правильное решение по ответным действиям со стороны Российской Федерации. Как раз это направление очень активно развивается и находится на постоянном контроле руководства страны и Вооружённых сил.

Сегодня практически на всех стратегических воздушно-космических направлениях у нас уже стоят новые радиолокационные станции по типу «Воронеж». На западном направлении радиолокационная станция в Лехтуси совершила чудо: буквально месяц назад обнаружила массовый запуск метео-ракет с полигона в Норвежском море, Норвегия. Она показала свои боевые возможности: вроде бы не наша задача, но мы гарантированно подтвердили факт этого запуска, обнаружили все объекты, которые были запущены с этого ракетного норвежского полигона, и проинформировали соответствующие органы государственной власти и управления о выполнении этой задачи.

В Армавире наша станция «Воронеж» гарантированно выполняет боевые задачи. Такая станция у нас стоит в Калининграде, в прошлом году завершены госиспытания, она выполняет поставленные задачи. Две новые станции, одна в Енисейске, одна в Барнауле, стоят на опытно-боевом дежурстве. Я думаю, в скором будущем начнётся процесс государственных испытаний, чтобы и эти станции вошли в состав системы предупреждения о ракетном нападении и встали на боевое дежурство.

У нас гарантированно выполняет задачи по всему Дальнему Востоку, по юго-востоку станция в Усолье-Сибирском: ни один запуск с территории Китайской народной республики, акватории Охотского моря, Тихого океана не проходит незамеченной в работе этой новейшей радиолокационной станции.

В прошлом году мы начали, в этом будем завершать работы в Орске, в Оренбургской области, где на станции «Воронеж» будут проводиться предварительные испытания. На днях, 24 сентября, на севере нашей страны, в Воркуте, был заложен камень в основании строительства новой радиолокационной станции, которая не только придёт на смену станциям, которые есть у нас в Печоре, в Оленегорске, но и будет дополнять их.

Более того, это сегодняшняя перспектива второго наземного эшелона. Мы уже говорим о том, что нужно решать задачу увеличения времени предупреждения о ракетном нападении. Я не буду говорить конкретно, скажу в общем ракурсе, что сегодня есть перспективные проекты строительства таких станций наземного эшелона системы предупреждения о ракетном нападении в дополнение к существующим, которые позволят в разы уменьшить время на принятие решения об ответном ударе Российской Федерации.

И. КОРОТЧЕНКО: Политика какая: мы строим РЛС только на национальной территории? Была информация, что якобы в Габале мы намерены строить РЛС класса «Воронеж» взамен той, которая была ликвидирована.

А. НЕСТЕЧУК: Считаю, что средства отечественной системы должны находиться на территории Российской Федерации. У нас за пределами России находятся радиолокационные станции «Днепр» в Казахстане, «Волга» в Белоруссии, они в системе и выполняют поставленные задачи. Но уже и на этих стратегических направлениях у нас достаточно средств, чтобы заменить существующие на этих территориях станции для выполнения системой предупреждения о ракетном нападении поставленных перед ней задач.

И. КОРОТЧЕНКО: Давайте поговорим о том, как мы контролируем иностранную космическую деятельность. Известно, что страны НАТО, американцы весьма активно занимаются развёртыванием и испытанием в космосе новых космических аппаратов, это и пресловутый X-37B, который взлетает, что-то делает.

А. НЕСТЕЧУК: Маневрирует постоянно.

И. КОРОТЧЕНКО: Что делает – никто не знает. Расскажите, видите ли Вы его, что он делает, следите ли, отслеживаете ли эту деятельность США в Космосе? Или, как американцы говорят, он туда вышел и никто его не наблюдает?

А. НЕСТЕЧУК: Для нас это самая простая задача, смотреть за X-37B. Он настолько большой, что стоит ему повернуться вправо или влево, мы уже замечаем каждое его движение. Два государства в мире, действительно, обладают системами контроля космического пространства, ведут главный каталог космических объектов: мы и Соединённые Штаты Америки. Сегодня в космическом пространстве находится более 100 тысяч космических объектов.

И. КОРОТЧЕНКО: На околоземной орбите?

А. НЕСТЕЧУК: Да, на околоземных орбитах, от ближнего до дальнего космоса. Можете представить себе этот муравейник.

И. КОРОТЧЕНКО: Это, видимо, и действующие, и старые спутники, и космический мусор.

А. НЕСТЕЧУК: Да, конечно, я говорю о космических объектах. У нас, у военных, космические объекты – это всё, что находится в Космосе, управляется или нет. А космические аппараты – это те типы космических объектов, которые управляются с Земли, и мы разговариваем с ними с Земли.

В главном каталоге отечественной системы контроля космического пространства уже мы можем вести и ведём более 15 тысяч космических объектов. Много это или мало? Пожалуй, ещё не до конца много. Но возможности вычислительных средств наземного комплекса системы контроля космического пространства уже сегодня позволяют вести учёт до 50 тысяч космических объектов, нужно только развить ещё наземную составляющую.

Наземные составляющие тоже активно развиваются по трём направлениям. За счёт получения информации от радиолокационных средств той же системы предупреждения о ракетном нападении, системы противоракетной обороны — всех систем, которые получают информацию о состоянии космических объектов, она стекается в главный каталог.

Второе направление развития – это развитие специализированных средств радиолокационных. Сегодня активно идут работы по строительству новейшей радиолокационной станции в Подмосковье в Чехове, срок завершения строительства и ввод в эксплуатацию – 2018 год. Аналогичные работы ведутся на Дальнем Востоке по строительству аналогичной радиолокационной станции.

Третье: развитие сети радиотехнических и оптических средств. Строительство новых радиотехнических средств идёт то в Калининграде, Подмосковье, Краснодарском крае, в Мондах, Бурятии. Уже завершены государственные испытания новейшего оптического образца в Алтайском крае и идёт работа над строительством ещё трёх новых образцов оптических средств с таким расчётом, чтобы по состоянию на 2018 год нам обеспечить глобальный и непрерывный контроль космического пространства.

Проблема по контролю в космосе сегодня в малоразмерных космических объектах. Те специализированные средства отечественной системы контроля космического пространства, которые есть сегодня у нас, позволяют видеть космические объекты, размер которых не превышает в диаметре 30 сантиметров. Такова обстановка в космосе, что зачастую обломки, космический мусор меньше, и нужно постоянно иметь информацию о них.

Приведу небольшой пример. На днях американская сторона выдала информацию об опасном сближении Международной космической станции с одним из фрагментов космического мусора. Вероятность опасного сближения была очень велика. Буквально 120 метров на 10 в минус второй степени. Для нас, специалистов, это очень большая вероятность.

Специалистами системы контроля космического пространства нашего соединения были пересчитаны, проведены работы по анализу этой обстановки, и мы выдали практически нулевую вероятность этого опасного сближения. Нас тоже немного проверяют по способности выполнять задачи и в этом направлении. Пока сегодня, может быть, недостаточно у нас средств, но мозги и математика позволяют работать очень качественно в этом направлении и принимать правильные решения.

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо за такой абсолютно насыщенный эксклюзивом эфир. Многие действительно уникальные вещи здесь сегодня прозвучали. Я думаю, они позволят народу и тем, кто интересуется военным делом, понимать, что деньги вкладываются в национальную оборону правильно, создаётся инфраструктура, которая будет способна обеспечить нашу безопасность, в том числе и в сфере воздушно-космического пространства.


Источник:  http://rusnovosti.ru/posts/389893

Возврат к списку